Живописный дуэт. Международный художественный салон в ЦДХ.

Живописный дуэт. Международный художественный салон в ЦДХ.

 

Галерея современного искусства «galerie Serge» представляет проект, который отражает программный интерес галереи к актуальным процессам современной художественной культуры. Явления этой культуры в наше время исключительно многообразны и представлены творцами, которые наследуют колоссальной традиции мирового изобразительного искусства в широком спектре ее феноменов – от примитива и реализма, до авангарда и «актуального искусства». Настоящий проект является этапом общей стратегии «galerie Serge», целью которой мы видим ознакомление публики с наиболее яркими представителями современного искусства.

Эпоха постмодернизма бросает в лицо современному художнику дерзкий вызов.

Живописец стоит перед сложнейшей проблемой поиска индивидуального художественного метода в ситуации, когда уже завершены грандиозные концептуальные изыскания, равно как исчерпаны все возможные формальные и методологические приемы в изобразительном искусстве.

Это время, когда истинный творец не может позволить себе наивного творчества. Эпоха требует от него не только выдающегося художественного таланта, но и обширных, глубочайших знаний, касающихся теоретических и практических проблем изобразительного искусства. Другое требование времени — тончайшая творческая интуиция, не позволяющая подлинному художнику снижаться до уровня подражательного творчества.

В исключительных и счастливых случаях Время формирует новый тип живописца-интеллектуала, обладающего перечисленными качествами. Именно к такому редкому типу относятся два мастера, «живописный дуэт» которых имеет честь представить вашему вниманию Галерея «Серж».

Виталий Грибков предлагает зрителю рафинированную интеллектуальную игру. Он создает лаконичное, но чрезвычайно выразительное пространство своих работ, насыщая его аллюзиями и остроумными цитатами, смело смешивая техники. Эмансипированный, поистине фовистский цвет в его работах приобретает необычайную выразительную силу.

Грибков делает удивительное открытие, продолжающее мысль, высказанную Кандинским: «Стул живет, линия живет – это имеет, в конце концов, одно и то же значение». Создавая эстетически целостное живописное пространство, мастер равноценным образом использует два аспекта живописной системы, идеологически представляющиеся противонаправленными — предмет и беспредметную форму.

Эти два аспекта в его произведениях активно взаимодействуют и сливаются в органичное целое, связующим звеном для которого является чистый, сияющий цвет. Художественный опыт Грибкова намечает возможную эволюцию визуального облика искусства, приходящего в наше время на смену ставшим уже классическими концептуальным прозрениям Матисса и Пикассо.

Наследуя идеям своих кумиров, мастер остроумно переосмысливает проблему обнаженной женской натуры – тему, неисчерпаемую своим художественным потенциалом. В картинах «Авиньонские девушки в Москве», «Восточные мотивы», «Голубая Венера Грибкова», условно-декоративный фон создает символическое пространство для преподнесения зрителю искусства новой иллюзии. Мастер разрабатывает колорит самого выразительного и утонченного предметного мотива в мировом искусстве – изображения нежной женской кожи, создавая программный колористический контрапост со зрительными впечатлениями наблюдателя, тем самым побуждая его глубже переживать впечатление цвета.

 

Если искусство Виталия Грибкова утонченно и интеллектуально, то живописное поле Виталия Тарасова основано на необычайной глубины видении духовной основы мира, данного нам в чувственных ощущениях. Его Духовидение выражено в спонтанной, в высшей степени экспрессивной манере. Вибрации Всепроникающего Духа физически ощутимы, когда смотришь на его полотна. Он неподражаемо пользуется мощным, динамичным пастозным мазком, прибегая к почти театральным и глубоко метафоричным эффектам света и мрака в таких работах как «Врата стихий», « Три столпа», «Дождливый день».

Другие его полотна выражают силу Духа через сияющие вибрации цвета. Картины «Градобог-5», «Тутаев. Храм Воздвижения», «Храм потрясенный», своей колористической экспрессией вызывают ощущение, сходное с тем, которое возникает, когда мы смотрим на переливающееся сияние драгоценных кристаллов. При взгляде на полотна Тарасова первое, что замечаешь — это именно экспрессия, свобода самовыражения, мощная природная сила его творчества. Русский духовный экспрессионизм Виталия Тарасова питает не только русская школа, он переосмысливает достижения западноевропейского постимпрессионизма и экспрессионизма.

Выразительность его искусства, основанная на развитии функции цвета, как носителя эмоционального состояния души художника, на динамике и экспрессии мазка, на форсировании цветовых отношений, обращена отчасти к великому наследию Ван Гога.

Если искусство Виталия Грибкова утонченно и интеллектуально, то живописное поле Виталия Тарасова основано на необычайной глубины видении духовной основы мира, данного нам в чувственных ощущениях. Его Духовидение выражено в спонтанной, в высшей степени экспрессивной манере. Вибрации Всепроникающего Духа физически ощутимы, когда смотришь на его полотна. Он неподражаемо пользуется мощным, динамичным пастозным мазком, прибегая к почти театральным и глубоко метафоричным эффектам света и мрака в таких работах как «Врата стихий», « Три столпа», «Дождливый день».

Уникальный творческий метод Виталия Тарасова основан на его богатейшем художественном опыте и результат его применения очевиден – искусство, исполненное духовной силы и эмоционального напряжения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *