Фрагмент первый: НАЧАЛО РАЗМЫШЛЕНИЯ

В шестидесятые годы я общался и с художниками, принятыми сегодня называть нонконформистами, и с членами официального союза художников. При общении в разговорах о живописи и у тех и других появлялись понятия картина и картинка. Смыслы, выражаемые этими словами, были различны и, хотя они не расшифровывались в разговорах при общении, понимались всеми достаточно однозначно. Для употребления в теоретических размышлениях эти термины казались очень обычными, простыми, но именно они фигурировали при высказывании об определенных различиях изобразительных объектов.

В 2004 году появляется книга «Живопись и реальность» французского эстетика Этъена Жильсона на русском языке. Переводчик в главе «Живопись и ее объект» при переводе описания определенных различий тоже применяет слова картина и картинка. Жильсоном в книге дается детальное объяснение различия. Кратко выразить смысл этого различия можно так. Картина помимо присутствующих в ней, в изображении разнообразных смыслов и значений, содержит в себе и акцентирует СУЩЕСТВО живописи как определенного вида искусств.

Имеет смысл привести несколько фраз из книги Жильсона, характеризующий феномен картинки: « Место производства картинок в человеческой жизни ничем не ограничено. Подобно языку, оно соразмерно самой жизни.

Проспект, афиша, патриотическая или религиозная картинка могут весьма различаться по своей сущности или благородству тех целей, которым служат. Речь может идти о тюбике зубной пасты или о вечном спасении человечества. Связанные с такими картинками чувства и интересы столь же различны, как и их объекты, но сущность использованного во всех этих случаях средства остается неизменной.

К живописи всегда примешана картинность, и в то же время трудно найти изготовителя картинок в чистом виде, не добавляющего к ним ни грана живописи. Но реальное смешение жанров не допускает их отождествления».

Определение существа живописи требует своего внимательного рассмотрения. Вполне возможно, что термин СУЩЕСТВО не вполне удачен, претенциозен, но употребим его в качестве первого допущения для дальнейшего вербального постижения центрального смысла искусства живописи.

Добавить комментарий