ARTEFICI non ARTEFICI. Чистые артисты

ARTEFICI non ARTEFICI. Чистые артисты

ARTEFICI non ARTEFICI
Чистые артисты

С Виталием Ивановичем Тарасовым входим мы в мир в мир русской экспрессии, русской сказки, в мир фантастики, в мир жизни, которая пульсирует в каждом моменте творческой феерии, в каждом предмете, в каждом буквально, мазке, который волнующе колеблется в шелесте деревьев, слетает с неба, вибрирует в светлых святых профилях соборов. Когда входишь в студию русского артиста, впечатление, что открываешь какую-то немыслимую шахту с золотой жилой, изумительной, но забытой. Картины поражают необыкновенной фантазией, Такая фантазии , от которой кружится голова. Живопись его — это какая-то магия, какая-то необыкновенная сила, способная освободить чистейшее, хорошее, лучшее из этой гадкой, мерзкой жизни, которая так давит на нас, заполняет нашу душу мелким, заставляет нас изворачиваться. В его картинах открывается та жизнь, которая идет параллельно с нами, которую мы не замечаем, которая должна быть внутри нас, как бы отодвигая все те предметы, которые уродуют ее изо дня в день в доме, где мы живем.

Природа не конечная цель в его картинах; это как бы только внешний повод для передачи внутреннего содержания, как бы присутствие того, посредством чего он хочет выразить что-то очень и очень главное.

Натура в картинах — это его душа, душа, которая проецируется и соединяется вместе с духом и с чувством живого, с желанием пробуждения после долгого летаргического сна. Вот ключ к раскрытию присутствия этого духа в сказках-картинах Тарасова, но чтобы умудриться прочитать это, понять тот дух, ту улыбку радости жизни или то, что хочет сказать этой картиной, — это довольно трудно и долго. Нужно смотреть много, столько смотреть, что как будто бы надо что-то разглядеть на горизонте, очень далеком горизонте моря. Это оттуда идет свет солнца, свет, который вибрирует над нами, свет с неба, который мы не замечаем за нашим повседневными заботами и который заставляет хотя бы и на мгновенье осознать, что в нас существуют наши душевные силы, толкающие нас к пробуждению.

Да, Тарасов страстный пантеист и его живопись посвящена именно внутренней жизни и уж конечно не является чем-то таким сиюминутным, временным. Но попробуем посмотреть на них вблизи, на эти немыслимо трудные и прелестные картины. Вот посмотрим на луну, которая есть в ночи над городом. Луна, которая является единственным свидетелем этого необыкновенного чуда, распахнулась над домами. Темнота еще не накрыла города и не превратила его в пустыню.

А вот другое чудо. Переполняешься эмоциями, эмоциями чисто гуманными, когда смотришь на картину «Русь потрясённая». Как будто на полотне игра магии, игра зла, игра дьявола. Тарасов остается силен. Силен тем, что победит обязательно сила добра. Обязательно случится что-то очень и очень хорошее. И какой бы не была материалистической внешность человека, натуры, во всем этом присутствует всегда душа, душа обязательно победит в борьбе, которую предлагает ангел и рыцарь против дьявола. Всё есть в этой картине: элементы христианства и элементы язычества, конфуз религии и архаики и в то же время их внутреннее единство. Это тарасовская фантазия, именно его фантазия, в которой есть всего одна единственная мораль: это прелесть жизни и вера только в неё, в жизнь.

Одна жизнь и ничего, кроме неё.

Марина Пьецоло
Итальянский искусствовед

Добавить комментарий